?

Log in

No account? Create an account
режим интим's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in режим интим's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Tuesday, June 24th, 2014
12:51 pm
набросок сатирического сценария

идет прием кандидатов в профессиональную армию. первый кандидат - образец успеха, уверен в себе, красноречиво описывает свой опыт боев, гордится боевыми ранениями. идут вставки сцен из боя, из которых он рисуется неустрашимым многофункциональным бойцом и лидером. приемная панель подписывает с ним жирный контракт.

второй кандидат держится неуверенно, задумчив, тих, даже боязлив. на вопросы отвечает нехотя. вставки из боя показывают его рядом с первым кандидатом, где под предводительством первого отряд рвется в атаку. в сравнении второй явно проигрывает. приемная панель совещается и решает отложить решение.

второй кандидат выходит и идет домой. на новых вставках из боя видно, что после бравого наступления отряд попадает под сильный огонь и с потерями отступает. первый кандидат тяжело ранен, и второй по грязи из последних сил выносит его на плечах.
Tuesday, February 4th, 2014
12:15 pm
Дни
Счастливый день - это когда несешь тяжесть лишь этого одного дня. В дни похуже несешь на себе еще и тяжесть прошедших, и не пришедших, дней.
Sunday, January 6th, 2008
2:33 pm
Заметив при первой встрече, что за двадцать с небольшим лет я так и не научился молчать, ppetya при второй, уже несколько более тактично и конструктивно, предложил мне написать рассказ. "О чём? Да вот - он развел руками - обо всём этом". Потом он заторопился и обозвал меня с сестрой задумчивыми. А я уже думал, о чём будет рассказ.


За одним человеком гналась по пятам смерть, периодически почти настигая. Такие случаи человек отсчитывал.

Если ему приходилось лечь в больницу, случай обозначался цифрой 3. Если это выражалось в сильных болях, но дело обходилось без больницы, обозначением была цифра 5. Если плохим настроением - буквой о-микрон, символизировавшей голову (О-мега), сжатую под давлением. Если это вообще никак не выражалось, случай не защитывался и не записывался. Если человек в предшествуюшие случаю 72 часа ел еду из сферы с шестью коническими особенностями, запись случая начиналась цифрами 6 и 0 вот так: 6.0. Цифра 6 обозначала количество особенностей, а цифра 0 - сферу. Вообще-то говоря, сферу следовало обозначать другой цифрой, например "бесконечность", но такой цифры в языке человека не было. Цифру 0 ему порекомендовал знакомый, утверждавший, что сфера, как и цифра ноль, идеально кругла. Человек, помнится, подумал тогда, что кругла вообще-то не сфера, а сечение её плоскостью, и что не кругла и сама цифра ноль, да и что вообще речь шла о сфере с шестью коническими особенностями, и почему вообще жизнь так устроена, что надо все время куда-то убегать. Последующее знакомство с топологией, впрочем, человека несколько успокоило, и он обозначал через 6.0. и те случаи, когда сфера была не сферой, а попросту шестиугольной призмой. Если он ел эту шестиугольную еду вилкой, после записи следовала буква В. Если с ножа - буква Кi. Если человек помогал себе руками, писались сперва "В" или "К", а после - прописная "р". Если в предшествующие случаю 36 часов человек встречался с Ивановым, который по форме поверхности варенья в банке мог определить, брали ли его облизаной ложкой или чистойii, случай считался предсказуемым, ибо за Ивановым тоже гналась смерть, и записывался задом-наперёд. Если между моментом, когда человек почувствовал очередное приближение смерти и моментом, когда она отступилаiii, человек успевал написать хотя бы одно электронное письмо с последними мыслями, к цифровой составляющей записи добавлялась справа цифра 7. Писания писем на бумаге человек в этих случаях избегал как неблагоприятного, так, как эпистолярный жанр считался умершим. Если проишествие происходило зимой, слева обычно приписывались числа, большие 52-х, так, как таких чисел, как и случаев происходивших зимой, было много. Если смерть успевала подойти и полностью отступить в период между 5-ю утра и 11-ми дня, и если человек при этом спал, а также если случай не проходил незамеченным, случай назывался удачным, хотя это не всегда находило отражение в его записи. Если при подступлении смерти рядом оказывались красивые женщины, умирать считалось не жалко, и случай записывался просто как "хи-хи".

Хотя система обозначений случаев была неполна, человек чувствовал, что она помогает ему разобраться в собственной смерти, и, следовательно, возможно, в жизниiv.
__________
i Следует полагать, что в таком выборе сказалось влияние недолгосрочного проживания в англоязычной среде.
ii Этот выработанный навык был Иванову жизненно важен.
iii В описании использован принцип относительности движения, впервые четко сформулированный Галилеем.
iv Известный пример: рассмотрим утверждение "все вороны черные". Оно эквивалентно высказыванию "все не-черные не вороны". Следовательно, для проверки первой гипотезы, мы можем вместо ворон исследовать не черные предметы, удостоверяясь, что они не являются воронами.
Friday, September 14th, 2007
10:35 pm
О кино
"Заключенный Параджанов редко получал письма от многочисленных, в условиях воли, друзей, приятелей и учеников. Зато с пугающей тюремные власти регулярностью приходили международные депеши от некоего Ф. Феллини. Содержание депеш: "Волнуюсь за твою судьбу, ты ведь великий человек, держись" - и так далее. Накануне Нового года вызывает начальник тюрьмы Параджанова и спрашивает: кто, дескать, таков, этот Ф. Феллини? Чего это, собственно, он так расписался из своей заграницы? Демонстрирует Параджанову очередную весточку: "Поздравляю с наступающим... надеюсь на скорую встречу". "Это как же, интересно, понимать, что гражданин Феллини скоро увидит гражданина Параджанова?" - "А-а, Федор! - с умилением отвечает Параджанов. - Так это мой родной брат. Да, в Италии живет. Вышло так, бабушка наша была итальянской революционеркой-народницей и даже стреляла в жандармов, проходу им не давала: увидит жандарма - бах, значит, бах! Еще октябренком попал Федор к бабушке, да так и остался на воспитание, старушка родню упросила, ведь умирала долго, в муках, от радикулита, полученного на каторгах. И фамилия у Феди в честь бабушки - Феллини, это по-итальянски значит несломленная. Хочет Федор приехать - брата с Новым годом поздравить, ведь сколько же лет не виделись (пошла слеза), а также с лекциями о праздновании Нового года трудящимися Италии. Так что думайте: нужна вам лекция от братской Италии, которая позволит нашей с вами родной тюрьме прославиться как, значит, наиболее грамотно построившей празднование Нового года, или не нужна?!"

отсюда

Оттуда-же, из интервью с Иоселиани:

"... я сделаю картину о том, что, каким бы беспощадным и идиотским ни был окружающий мир, лучше не терять время на его переустройство, а просто жить... Если снимать картину о зле, получится коммерческое кино, о предназначении же человека - авторское."
Tuesday, September 11th, 2007
4:27 pm
Titicut Follies
Посмотрел документальный фильм: Frederick Wiseman, "Titicut Follies" (1967). Это единственный фильм, который был запрещен в США по причинам, отличным от госбезопасности или непристойности, а именно, что он якобы является вторжением в личную сферу пациентов психбольницы в которой снимался. Это херня. Он был запрещен потому, что рядом с ним "Полет над Гнездом Кукушки" ('75) - мелодраматичное сюсюканье. В 1992-ом году полный запрет сняли. В настоящее время фильм разрешен для просмотра исключительно в личном порядке или образовательных целях.
Wikipedia
IMDB
Sunday, August 26th, 2007
8:58 pm
Грустные истории рассказывают порой надгробные камни.

убрано по просьбе под катCollapse )
Sunday, June 24th, 2007
4:31 am
Воскресенье, 4 утра, центр Торонто.
Yorkville. Разъезжаются по домам на такси куколки одетые в костюмчики и шелковые платья. Завтра на яхту; лишь бы папа рано не будил.
Wellesley. Расходятся шумные красочные гуляющие в джинсах и кожах. Через десять часов на парад; только один раз дома и передых.
St. George. На совершенно пустой, ни звука не издающей улице стоит открытая стойка сосисочника. Продавец-китаец спокойно роется в своих коробках. Кушать захочется - придут; а я пока подожду.
Sunday, June 10th, 2007
12:00 pm
Я вышел. ...Collapse )
Sunday, May 27th, 2007
10:31 am
Низкое серое небо напоминает о Москве. Не о той, в которой вы, возможно, живете, а об Москве небесной, об Москве летней и вечной, о добрых бабушках и папах, о траве и цветущем иван-чае, о журчащих речках и дорогах, мощенных бетонными плитами.
А пару дней назад по радио играли рондо Перселла. А Дина только и делала, что слушала его когда мы только-только сюда приехали, и когда было еще более одиноко, чем теперь.
Кстати, чисто ради полемики,- часто именно в присутствии другого человека чувствуешь себя свободным.

Current Mood: заберите меня отсюда
Thursday, April 5th, 2007
7:47 pm
Tuesday, April 3rd, 2007
9:49 pm
Когда я волонтерил в начальной школе в Торонто, раз в неделю помогая проводить уроки математики, в одном из классов я заметил на стене длинный, висящий с потолка до пола, плакат со стихом-песней. Прочтя несколько строк, я подумал, что его написала одна из девочек в классе, и дальше читать не стал. Но минуты через три, сознание закопошилось в затылке и мне захотелось прочесть дальше. Уж больно складно текст был написан, с великолепным чувством ритма. Я подумал, что девочка наверное черная, потому, что он напоминал мне рэп. Я прочел стихотворение-песню целиком, и она(о) настолько мне понравилась, что я решил ее списать. Учительница заметила мой интерес, и я ее спросил, написала ли это одна из учениц. В ответ она улыбнулась и сказала, что это стихотворение написала известная, но не мне, литератор Мая Анджелу (Maya Angelou). А стих такой:

Life Doesn’t Frighten Me

Shadows on the wall
Noises down the hall
Life doesn’t frighten me at all


Bad dogs barking loud
Big ghosts in a cloud
Life doesn’t frighten me at all


Mean old Mother Goose
Lions on the loose
They don’t frighten me at all


Dragons breathing flame
On my counterpane
That doesn’t frighten me at all.


I go boo
Make them shoo
I make fun
Way they run
I won’t cry
So they fly
I just smile
They go wild


Life doesn’t frighten me at all.


Tough guys fight
All alone at night
Life doesn’t frighten me at all.


Panthers in the park
Strangers in the dark
No, they don’t frighten me at all.


That new classroom where
Boys all pull my hair
(Kissy little girls
With their hair in curls)
They don’t frighten me at all.


Don’t show me frogs and snakes
And listen for my scream,
If I’m afraid at all
It’s only in my dreams.


I’ve got a magic charm
That I keep up my sleeve
I can walk the ocean floor
And never have to breathe.


Life doesn’t frighten me at all
Not at all
Not at all.


Life doesn’t frighten me at all.


Upd: Из публики подсказывают, что сегодня у Maya Angelou день рождения, ей 79. Никак коллективное подсознание пробилось.
Saturday, March 31st, 2007
10:02 am
Определение
Из учебника 12-го класса:

Domain - a subset of the whole Internet
Monday, March 26th, 2007
7:43 pm
Пятница выдалась солнечная, катиколёсная вдольозёристая.


179_7925a

(Чур не ругать за dry brush. Подумаешь.)
Friday, March 23rd, 2007
12:51 am
Сегодня я ощутил свою близорукость. Дождь застал меня в пути и я снял с себя две вещи: майку с длинными рукавами и очки. Мир стал восприниматься несколько иначе. Он очень естевственно расслоился на внутреннее и внешнее. Во внутренний мир стали вхожи лишь те обьекты, которые подпустил очень близко, и только в тот момент. Очки убивают разницу между далеким и близким. Или делают все далеким. Метафора "близкий человек" избита, ибо точна.
А это практикум (все из сегодняшних фотографий :)Collapse )
Monday, March 12th, 2007
1:11 pm
Я очень соскучился по русскому лету: по растению с желтыми цветами, которое стелится по вытоптанным детским площадкам с турниками с облупившейся краской, по запаху ромашки, по тропинкам - ведь в Канаде их почти нет -, по летнему дождю с солцем, по походным холщово-парусиновым курткам.
Friday, February 16th, 2007
9:50 pm
Я очень хотел написать текст к своему двадцатипятилетию. Вот, что получилось. Не взыщите.

1. Где повествуется о вреде деконструктивной критики
Когда мама была совсем молодая и я удивлялся, зачем ей такие крепкие ногти, когда теплое солнышко садилось каждый вечер за тутовое дерево у последнего дома, а мои приятели Давид и Эли пытались поджечь бочку с нефтью у детского сада, я любил ездить с мамой в магазин. На Ауди 74-го года, паралон от сиденья которой приставал к майке и рукам, мы медленно тарахтели вверх-вниз по улицам и докатывались до большого прохладного Суперсаля на Зиве. Еда! О, это всегда было событием. Вкусные колбаски на меду, персиковый сок, Маарив Спорт. Если мама задерживалась в отделе одежды, можно было выйти на улицу к автомату выдающему на прокат видеокассеты с голыми женщинами и помечтать о кредитной карточке. По дороге домой мама всегда клала рядом с собой свежий багет, и до дому доезжала обычно только та его половинка, которой повезло быть запихнутой в бумажный пакет головой вперед: ловким щип-щипом мама быстро расправлялась с плохо прикрытой частью. Вместе с мамой, я пощипывал белый хлеб, пил из бутылки пепси-колу и изучал таблицы результатов матчей третьей лиги. Теплый сухой ветер дул в окошко и играл в наших длинных волосах в догонялки.
А еще у меня был веселый и добрый отчим. Часто, когда мы с мамой подъезжали к последней горке и Ауди кряхтя взбиралась на нее, он бежал нам вслед, делая загорелыми волосатыми ногами большущие шаги, махал руками и улыбаясь кричал «Догоню!». Вижжа и хохочя, мы с мамой полностью выжимали педаль газа и уходили от погони виляя хвостом. Но путь доброте часто преграждают предубеждения. Так, отчим часто ругал маму за злоупотребление мягкостью багетов. Каждый раз когда он сердился на нее, его слова выгрызали мне кусочек желудка, чуть пониже диафрагмы. Так длилось долго. И вот однажды, посмотрев вниз и внутрь, я вдруг увидел, что мой желудок оторвался от пищевода и слепо тычется в стенки живота. Я потерял аппетит и у меня выросли мамины густые брови, которыми можно было прикрываться от насмешек. Я презрел и походы в магазин, и газету Маарив. Я коротко постригся и стал сам критиковать маму. Я словно окутался холодным дымным стеклом, но мне не заставило труда убедить себя, что так и должно быть. Желудок между тем переворачивался и мялся в темноте, все ища потерянный шнур поводыря.

2. Где появляются смешные слова, в попытке компенсировать отсутствие смысла.
В канун своего двадцатипятилетия я очнулся ото сна в заснеженном лесу. Как я туда попал? Я помню, что шел по заснеженному полю, сперва по топтинке, и что потом топтинка исчезла. Процесс исчезновения топтинки очень интерестен, в нем всегда присутствуют неопределенность и смутная тревога. Помнится, я вышел к бугорку засыпанному снегом из которого торчали несколько серых стеблей. Оглянувшись вокруг и не увидав явного ориентира или пути, я присел. Снежок легко подмялся подо мной. Все очень легко и воздушно, подумалось мне. А может всегда и было? Может я только выдумывал, что тяжело? Стебельки легко клонило к моим волосам и при касании они издавали тихий шелест. И тут произошло нечто воистину неожиданное: из под снега медленно, степенно отряхиваясь, вылез жук. Черный такой весь, блестящий. Заметив мое удивление, жук сказал: «Ну, что уставились? Я Вас, Денис Алексеевич- то и поджидал». Я не помню, ответил ли я ему. Но жук продолжал и, встав на задние лапки и широко жестикулируя передними, говорил какие-то удивительные речи. Я пытался теперь восстановить в памяти их содержание, но могу лишь сказать, что они были какой-то чудесной смесью сказок Гофмана с рассказами о Пилле Рийн. Он говорил и говорил, и я, как всегда, когда мне хорошо,- уснул. Проснулся я со свежей головой; я наугад выбрал направление и бодро пошел через снег взмахивая сапогами. Вскоре я вышел из лесу к пустынной дороге. Там не было ни одной души или строения, кроме гигантского серого здания, выросшего прямо напротив меня. Вывеска гласила, возможно в честь известного литератора, «Файлэнд Хармс». Я зашел внутрь. Внутри кипела жизнь; помещение оказалось продуктовым магазином. Всюду проворно сновали коротышки-поварята перекрикиваясь между собой. Даже еда, похоже, была живая. В изумлении расхаживая по рядам, я глядел на красные диковинные деликатесы и накупил веселой провизии. Почувствовав, что начала легко кружиться голова, я вышел из магазина. Снаружи все было как прежде тихо, и лишь снежок мягко падал на пушистые елки. Я не успел еще задуматься, куда идти дальше, как по совершенно пустой улице непонятно откуда подкатил автобус и остановился прямо напротив меня. Не думая, я шагнул внутрь. В автобусе тоже была сосредоточенная жизнь, хотя и несколько другая: более серо-голубая и матовая. Глядя в запотевшее заднее стекло я видел как медленно менялся пейзаж; сперва появились улицы, потом люди. Было видно как прохожие расплываются по улицам в разные стороны. И тут я вдруг вспомнил, что сказал мне напоследок жук. Я улыбнулся, прищурил глаза, достал из рюкзака еще теплую буханку хлеба и отщипнул горбушку.
Tuesday, February 13th, 2007
3:00 pm
Написано давно.

Childhood

When I was about 7 or 8 I was spending another hot sunny Mediterranean afternoon all on my own hanging around the neighbourhood and picking berries from the few mulberry trees that were growing around. I saw a little pigeon on the ground. I approached it, and it didn't fly away, but rather tried to walk away. I followed it. It was a very restrained chase, which only made my emotions more intense; I soon realised the pigeon couldn't fly and kept walking after it. It tried to hide beneath trees and in bushes, but I kept chasing it, although without making any attempts to catch it. Eventually, trying to get away from me, the pigeon ended up on the narrow road which ran through the neighbourhood. A car was coming. I freezed froze, unable to turn my eyes away; the pigeon kept marking time right on the course of the vehicle.
There was a rustling pop. A woman who happened to be standing across the street called after the driver, "You killed a pigeon!" And I kept standing there with the guilty pleasure of being a god of destruction.
Wednesday, February 7th, 2007
7:17 pm
Фигня в чистом виде
Осенним деньком мы сидели с Ахитофелем на ступеньках под сереньким деревянным забором. Солнце лилось сквозь ветерок и полупрозрачную листву. Я держал в руках небольшую старенькую гитару и пощипывал струнки. A#-H..., сыграл я, A#-H... Это я играл баллет Зорбы. Странно было бы сейчас станцевать этот греческий танец посреди улицы, подумал я. Ахитофель усмехнулся, видимо подумав то-же. Первые ноты удались, но дальше было хуже, и когда я запнулся в очередной раз Ахитофель лирически изрек:
«С музЫкой вытворяешь ты такие пакости,
Такие Микости,
Теодоракости».
Мы посмеялись и стали спорить, что проживет дольше – забор или моя гитара.
Tuesday, January 2nd, 2007
1:36 pm
Сюжет из Дымных
Вернулся я в Торонто здорово отдохнувший и вполне полный оптимизма, но в процессе рожденственских развлечений в Дымных Горах в голову лезло всякое:

Жил человек. Он спал в своей обшарпанной комнатке, на стареньком продавленном марасе. Но одним утром пришли какие-то люди, и быстро сказав что-то невнятное, унесли матрас. Человек некоторое время смотрел им вслед, потом пожал плечами и стал спать на полу. На полу было холоднее и не так мягко, но со временем человек к этому привык, и даже забыл, что у него когда-то был матрас. Но как-то днем люди пришли опять, и что-то сказав вывели человека на улицу, хотя он, кажется, пытался вяло сопротивляться, а может и что-то говорить. На улице у дома стоял кран, быстро превративший дом в щебень. Люди удалились. Некоторое время подумав, человек решил, что он может спать и на груде развалин. Теперь по его лицу хлестал дождь, впивались в спину куски бетона, продували прохудившийся пиджачок холодные ветры. Человек исхудал, ребра и глаза его впали и у него развилась ослабляющая хроническая болезнь. Длилась серая, воздушная продолжительность, в которой ничто не происходило. Часто ночью он лежал и, смотря в темноту, думал ни о чем. Со временем он забыл и про свою комнату. И вот, однажды, ну совсем не пойми откуда, выдался солнечный денек. Человек лежал и думал о том, что он и забыл, что на свете вообще бывает солнце. А потом произошло нечто и того страннее: он увидел, как в ясном воздухе, на фоне синего неба, парил, пляша, желтый цветок одуванчика. Медленно дыша, человек следил за цветком. А цветок игриво купаясь в лучах медленно приближался к человеку. И тут в человеке с великой силой проснулись воспоминания: когда-то была у него теплая, уютная комната и спал он на большом, мягком матрасе. Через навернувшиеся на глаза слезы солце сияло и переливалось еще ярче, и ярко виднелись в уме его образы той комнаты.
А одуванчик, весело кувыркаясь, подплыл к человеку и улыбаясь приземлился ему на живот. Ослабевший человек, не выдержав такого веса, переломился пополам.

____
Автобиографическая сноска: из последних десяти лет я около 7-ми проспал на полу, походном коврике или доске :). Аскет, понимаете.
Еще авт-ая сноска: солнышко люблю.
Сноска общего характера: С Новым всех годом! Желаю вам всем живота.

Current Mood: content
Tuesday, November 14th, 2006
2:36 pm
Об определении снобизма
Мне подумалось, что главная составляющая - наличие толкования понятия утонченности как явления, в корне отличного от других, неутонченных, и непринятия последних как чужих.
П.С. Идея, разумеется, в том, что "утончение" оно и есть утончение (как в топологии), а никак не нечто в принципе иное.
[ << Previous 20 ]
Здесь некоторые фото   About LiveJournal.com